viagra usa

История

Время жизни пророка Заратуштры – предмет споров между учёными. У самой зороаст…
Далее

Течения

Главными течениями зороастризма всегда были региональные варианты. Ветвь зороас…
Далее

В гости

В маленькой комнате, которая отдалена золоченой решёткой от зала храма, вверх тян…
Далее

(495)645-4288

Подробная информация Articles about shopping тут.
Проститутки Челябинска

В гости (3)

Иезд является старым торговым центром на краю пустыни. В Иране – это исключение из правила. Лабиринты немощеных узеньких улиц, глинобитные густые стены, гомон крытых базаров, купола, имеющие отверстия для света, очень высокие вентиляционные башни, в 50-градусную жару улавливающие малейшее движение воздуха – такой этот город. Впрочем, его хоть и объявили исторической реликвией, сейчас там начали прокладывать широкие проспекты, раздвигают плотно сбившиеся дома из глины, и обнажают то, что когда-то стыдливо пряталось от проходящих глаз людей.
Раньше некоторые кварталы зороастрийцев словно утверждали и закрепляли их изолированность, обособленность. В нашу же современную эпоху замкнутая психология у огнепоклонников размывается всё больше. В Иезде, например, молодёжью забывается язык пехлеви, на каком когда-то говорила вся община, и она даже дома переходит на фарси – современный персидский. Старикам это не нравится, однако, молодёжь считает себя иранцами, и только потом – зороастрийцами.
Ростам Шохзади Анджаман говорит о настроении молодёжи на удивление спокойно: «Мы обязаны сохранить не внешние формы, а главные основы и принципы нашей общины. Например, одежда. На барельефах Персеполиса вы увидите, как наши предки одевались. С того времени нами столько раз менялись покрои платья! Сейчас, не считая жрецов на службе, любой зороастриец одевается по-европейски. Главное для нас – дать каждому ребёнку образование…».
…Из Иезда в Керман автобус отходил рано утром. Люди к нему собрались ещё затемно. Среди них был молодой человек, посещавший накануне храм Огня. Оказалось, юноша закончил среднюю школу, и отправлялся в Керман, а потом дальше – в Заранд, где на каменноугольных шахтах трудились его родственники и добывали топливо для индустриального храма в современном Иране – доменной печи Исфаганского металлургического комбината.